Фирма «Береза» — 20 лет профессиональной работы
Погребение — тема совсем не праздничная. Однако почему-то именно в праздники происходят непредвиденные ситуации, и в минуты горя мы не знаем к кому обратиться. Возникает множество вопросов: кто работает на рынке похоронных услуг честно, профессионально, кто поможет достойно проводить близкого человека в последний путь?
20 лет помогает людям в беде ритуальная фирма «Береза». Ее директор — Тамара Ивановна Малышева — знает о горе не понаслышке: каждый день к ней идут за помощью родственники умерших. И каждый находит поддержку, понимание, помощь. Сегодня мы попросили Тамару Ивановну ответить на наши вопросы.

— Тамара Ивановна, похоронное дело сегодня стало хорошо организованным бизнесом. Должно ли так быть?
— Для меня ритуальные услуги никогда не были и не будут бизнесом. Это именно помощь людям в трудную минуту. Конечно, мы предоставляем свои услуги по погребению и дальнейшему уходу за могилами платно, но на эти средства мы благоустраиваем, содержим кладбище.
20 лет назад, потеряв сына, я организовала фирму «Береза», чтобы помогать таким же, как я, испытавшим боль от потери родного человека. Как утешить убитую горем мать? Вряд ли это нам по силам. Но оградить ее от бремени забот по организации похорон, дать время проститься с близким человеком, достойно проводить его в последний путь — в этом наш долг и миссия, как бы громко это не звучало.

— Расскажите, каким было ритуальное дело в 90-х годах прошлого века.
— 30 лет я проработала на радиозаводе, имею награды, орден трудовой славы. На заводе работало более 10 000 человек, все они жили в ближайших микрорайонах. Поэтому умерших хоронили на Смоленском кладбище. Кладбище тогда представляло из себя сельский погост: не огорожено, дорог нет, снег зимой никто не расчищал, кучи мусора кругом. Заезд на кладбище был со стороны нынешней АЗС (поворот на Маркова) и тянулся по краю поля. Зимой там часто застревали похоронные процессии.
Радиозавод был крупнейшим предприятием с развитой инфраструктурой. Действовал профсоюз, Совет ветеранов войны и труда, всем, кто терял близких, оказывали помощь — так было принято, помогать всем миром. А организовать похороны — дело не простое: нужно было купить гроб, оградку, ритуальные принадлежности, нанять людей, чтобы выкопать могилу и закопать, организовать поминальный обед. Я к тому времени уже побывала на многих председательствующих общественных должностях, активно помогала людям. Поэтому Совет ветеранов поручил мне наладить работу на Смоленском кладбище.
В Иркутске в то время работала лишь одна ритуальная служба — ООО ТПК «Принкрис». Она пришла на смену госпредприятию по похоронным услугам, которое благополучно развалилось. Заключив договор с администрацией города, «Принкрис» захоранивал умерших на трех действующих муниципальных кладбищах — Александровском, Ново-Ленинском, Радищевском. Офис находился в здании на углу улиц Дзержинского и Литвинова (сейчас там расположена аптека «Фармгарант»). Никакого хаоса от того, что работало лишь одно предприятие, не было. Возглавлял его Александр Кривошеин, его в Иркутске хорошо знали. Мы стали обсуждать как грамотно все организовать. Когда я ему выложила свои идеи, он пригласил меня на работу. И вот с 1992 года я стала работать в «Принкрисе» начальником участка Смоленского кладбища.

— С чего вы начали тогда, как подошли к организации дела?
— Первым делом купила вагончик и поставила его на кладбище: чтобы содержать кладбище, нужно находиться там постоянно. Затем взялась за благоустройство территории. Стали отсыпать дороги (колея была до 0,5 метров!), убирать завалы мусора. Рядом с кладбищем было РСУ, его работники всегда мне помогали, технику давали.
Обустройство территории велось квадратами, родовыми захоронениями с установкой типовых оградок — все рассчитали по строгим размерам. Земля отводилась по норме, согласно федеральному закону от 12.01.1996 г №8-ФЗ. Распланировали участки, сделали ряды. Позже и до сих пор все кладбища Иркутска стали делать могилы с оградками по нашим размерам. Без оградок не обойтись: зимой снег глубочайший, а летом папоротником и другими растениями все зарастает, порой могилу не найдешь. Уход за захоронениями ведут родственники умерших, но и администрация погоста вкладывает много сил и средств, ведь до 20% могил являются брошенными (родственники уезжают).
Сразу же начали отвод земельного участка под захоронения (присвоен кадастровый номер). Следующим этапом стало развитие производства — изготовление гробов, тумбочек и оградок. Ритуальные товары (ткани, цветы, памятники, ленты и прочее) возили из Китая. Мраморные формы для надгробий доставляли из Слюдянки, Тулуна, Саяногорска.
В 1995 году зарегистрировала фирму «Береза». С администрацией Смоленского МО заключили договор-поручение на обслуживание и содержание кладбища. Администрация Иркутского района выдала лицензию на право проведения работ. И с 1995 по 2004 годы мы предлагали свои услуги по лицензии (потом их отменили). С 1996 года «Береза» является членом Союза похоронных организаций и крематориев РФ. Совместно мы работаем над повышением качества ритуального обслуживания.
Сейчас у нас большое производство, современное оборудование. Хороший автопарк специализированной техники — старые «УАЗы», «Газели» заменили на «Форд», «Фиат», «Мерседес».

— А как же конкуренция? Она была и тогда, и сейчас?
— Да, 90-е годы были «лихие». Пришлось многое пережить — и давление, и рэкет. В январе 2000 года часть обустроенных нами земель были нагло захвачены соседней службой, шло травление «Березы» с целью устранения с рынка. Все это мы пережили, выдержали, и только укрепили свои позиции.
Сегодня в Иркутске предлагают свои услуги более 30 ритуальных служб. Многие из них — новички на рынке, желающие лишь получать прибыль без дальнейших хлопот. В этом главная сложность: такая недобросовестная работа осложняет отношения не только в профессиональном сообществе, но и дискредитирует работу ритуальных служб перед населением. Большинство этих агентств не имеют земли для захоронений, они покупают могилы и перепродают их клиентам, получая также доход от организации похорон и продажи атрибутики (это составляет 70%). При этом не несут никакой ответственности за дальнейшее содержание захоронения. А ведь за могилой требуется уход 15-20 лет. Кто это должен делать? Мы на Смоленско-Марковском кладбище полностью оказываем весь комплекс ритуальных услуг. Осуществляется уход за захоронением. Для работы на погосте постоянно закупаем технику, отсыпаем и асфальтируем дороги, убираем мусор. На это идут немалые средства.
Вторая сложность — это отсутствие четкого исполнения закона «О погребении и похоронном деле», и, как результат, процветание коррупции. Смертность в Иркутске очень большая — в среднем в год происходит от 6 до 8 тысяч захоронений. В месяц около 600 иркутян оставляют этот мир. Поэтому за умершими ведется постоянная «охота», если можно так выразиться.
Чтобы навести порядок на ритуальном рынке, повысить качество услуг, в 2011 году было создано Некоммерческое партнерство. Однако ритуальщики не смогли договориться между собой о сотрудничестве (все оказывают разные услуги). Из девяти служб, вошедших в Некоммерческое партнерство, 4 службы ведут погребение, в том числе предоставляют могилы. 3 из них обслуживают и содержат кладбища. 5 частных ИП покупают могилы и ведут захоронения (самая выгодная статья), практически не неся ответственности по их дальнейшему содержанию. Как это упорядочить? Президент Некоммерческого партнерства оказался некомпетентным в этом вопросе и через год партнерство просто развалилось.
Сегодня мы снова переживаем трудные времена, когда нет закона, нет порядка, когда рынок захлестнула волна наживы, а заложниками ситуации становятся простые граждане. Например, одна из крупных ритуальных фирм города долгое время вводила горожан в заблуждение, рекламируя свой телефон как Единую справочную службу по похоронным услугам. Все для того, чтобы заказы поступали только им. Нечестная конкуренция заставила ритуальщиков обратиться в Федеральную антимонопольную службу.
Кроме всего прочего, есть еще и страховщики, которые используют пенсионеров в своих корыстных целях. Пенсионеры, желая избавить своих родственников от похоронных забот, заключают с такими страховщиками договоры на случай смерти. Им обещают полный комплекс услуг, но по факту получается, что приходится еще и доплачивать. И не всегда причина смерти может быть страховым случаем, например, если человек умирает от онкологического заболевания, туберкулеза и т.д. Родственникам могут отказать в страховом возмещении, а деньги обратно никто не вернет. Поэтому страховаться нужно очень внимательно. У нас на этот счет свои предложения: «Береза» первой в Иркутске предложила людям Прижизненные договоры. Вот уже 10 лет мы исполняем свои обязательства по Прижизненным договорам без единого нарекания со стороны родственников умерших.

— Сегодня фирма «Береза» — современное предприятие похоронной отрасли. Какую помощь можно получить у вас?

 — У нас есть сайт (bereza-irk.ru) , где человек может получить полное представление об услугах, товарах и ценах на них. А цены — самые доступные. В пакет услуг входит полностью весь ритуальный процесс: от подготовки могилы до дальнейшего ухода за местом погребения. Близкие могут выбрать и место погребения. Мы занимаемся производством памятников, гробов, в наличии большой выбор ритуальной атрибутики. Наши менеджеры профессионально и деликатно помогут выбрать товары и услуги, ничего не навязывая. Оформят документы на социальное пособие.

Сегодня Смоленско-Марковское кладбище, пожалуй, единственное в области, где наведен порядок. Оно является образцово-показательным: аллеи чисты и словно разлинованы по чертежу среди сохраненных берез и сосен; расстояния между могилами определены так, чтобы пришедшие навестить дорогой прах не тревожили того, кто упокоен рядом; оградки одного ранжира. Проложены дороги, проведена электролиния, есть свой ритуальный зал. Мы ведем дело ответственно, не ограничивая его частными интересами, деликатно, не унижая чувств доверившихся нам людей. А после похорон ухаживаем за захоронением долгие годы. Хотелось бы обратиться к посетителям погоста: пожалуйста, не оставляйте мусор, не захламляйте кладбище. Помогайте нам наводить и поддерживать чистоту, ведь в этом и есть достойная память о наших ушедших родных и близких.

 

Ритуальная фирма «Береза»
Телефон: 30-00-50, 30-99-90. Круглосуточный тел.: 57-77-70.
Основной офис расположен на Смоленско-Марковском кладбище.
Дополнительные офисы: б-р Гагарина, 4. Тел.: 20-18-81
Ул.Байкальская, 160 (ост. «Волжская»), тел.: 9000-55.